Аиша
Беженка, 23 года, живет в лагере Ндута с мужем и детьми

Я так счастлива, что у нас родился сын, но я не могу не тревожиться о его будущем.Он родился с внутриутробной гипоксией. Мальчик не мог нормально дышать, не двигался и не кричал, не издавал никаких других звуков, которые свойственны новорожденным. Он также не мог нормально есть, сейчас мы кормим его через питательную трубку. Ему всего пять дней от роду, но он уже перенес столько страданий. Я знаю, что впереди его ждет жизнь, полная испытаний – какая может быть надежда у ребенка, который родился в лагере беженцев? Когда я думаю о будущем, мне становится грустно. У меня нет ни денег, ни возможности обеспечить малыша и двух старших детей. Я пробыла в лагере уже 10 месяцев, но с едой по-прежнему сложности – у меня нет продуктов, чтобы приготовить полноценную еду,у нас обычно продукты  заканчиваются задолго до следующей раздачи. Я делаю все возможное, чтобы обеспечить моих детей, но они плохо едят, кроме того они нуждаются в одежде. Я много о чем мечтала, но теперь я стараюсь не думать о своих мечтах – у меня нет возможности что-либо планировать или заниматься саморазвитием. Здесь я чувствую себя в ловушке, я бы хотела найти cпокойное место, куда можно было бы уехать, но у меня нет вариантов. Когда я вспоминаю о том, что случилось со мной на родине, я знаю, что лучше остаться в Ндуте. Я ни за что на свете не вернусь домой. Вместо этого я просто постараюсь найти возможность продолжить жить здесь. (17 февраля 2017 года)

ЧИТАТЬ ВСЕ ОТЗЫВЫ