Джордж Хантер
Психолог MSF

В лагере можно встретить людей, которые, может, еще полгода назад жили в городе, в своем доме, их дети ходили в школу, каждое утро они вставали и шли на работу. Сейчас они живут под навесом – у большинства из них ничего нет. Многие  потеряли родственников, друзей. Иными словами, здесь все в той или иной степени травмированы. Вопрос только в том, как эта травма проявляется – потерей сна или аппетита, через боли в желудке.

Здесь много людей, у которых родственники находятся в других лагерях для беженцев. Есть люди, которые понятия не имеют, где находятся их дети. В лагере есть те, кто уже несколько раз в жизни был беженцем. Они бежали, все бросили, все потеряли. Потом появилось ощущение, что все наладилось, люди вернулись, заново обустроились, как могли – и потом им снова пришлось бежать. То есть, они получили вторичную травму, и этот цикл повторяется несколько раз, и с каждым разом он все болезненней. Слабее чувство стабильности – и в этом смысле, меньше надежды. Дети особенно уязвимы, потому что лагерь во многом сопоставим с городом. У них нет опыта и знания о том, как устроен мир. Как пойти к чиновникам, получить еду, место в палатке, все эти аспекты, которые тут для многих представляют сложности. А для детей это почти нерешаемая задача. Эти лагеря создавались очень быстро и в них пытаются наладить жизнь..

Между лагерями сейчас находятся тысячи людей, они получают сухой паек, но готовить сложно, так как сезон дождей, дров нет. Трудно приготовить еду, поэтому им приходится идти в лес на поиск дров. Женщина, которая одна в лесу собирает дрова по определению уязвима. В туалетах нет освещения, и женщинам приходится ходить туда ночью в одиночку. У нас в лагерях работают достаточно большие команды психологов в лагерях. Только потому что ты стал беженцем не значит, что ты потерял профессию. Поэтом, в больших лагерях, как правило несложно найти бурундийцев, сотрудников психологической службы, бывших социальных работников или психологов. Что касается психического здоровья, одна из главнейших задач- проработать негативный опыт. Одной пациентке, например, важно донести мысль о том, что ее кошмары и бессонница не означают, что она сходит с ума или у нее какое-то психическое заболевание, а просто, что они – следствие пережитого. «Безумна ситуация, а не ты» – это очень мощное послание. Часто травма и тревога проявляются на уровне тела. Мы имеем дело с такими вещами, как боли в желудке и хронические головные боли. Иногда достаточно просто проговорить этот момент, выслушать людей. И мы видим, что этот метод дает огромный положительный эффект Что потрясает, так это – масштаб ситуации и тот факт, что эта ситуация не имеет широкого освещения. Мы делаем все, что в наших силах, и беженцы как могут заботятся друг о друге. Полагаю, это самое удивительное, что среди местного сообщества находится невероятное количество людей, которые заботятся друг о друге , не смотря на все, что им пришлось пережить (январь 2016 года)

ЧИТАТЬ ВСЕ ОТЗЫВЫ