Машалла
Сотрудник по санитарному просвещению MSF

Меня зовут Машалла. Я – курдянка из Сирии. Я замужем, у меня четверо детей. Я родилась я в Дереке, но выросла в Дамаске. Дамаск – мой дом. Мой муж был художником. Еще он работал учителем музыки. А потом занимался торговлей. В Сирии мы жили очень хорошо. Мы были счастливы. У нас был свой дом. Наши дети ходили в школу. Мы оба работали. У нас была замечательная жизнь, пока не началась война. Война была повсюду. В 15 минутах от нас шло сражение и до нас доносились звуки стрельбы и взрывов. Иногда по ночам нас мог разбудить грохот взрывов, пугая детей. Чтобы успокоить их, нам приходилось спускаться на первый этаж. Мы не готовились к отъезду. Я думала, что нам не удастся выехать из Сирии. Мы и подумать не могли, что когда-нибудь Сирия будет до такой степени разрушена, как сейчас. Раньше, когда мы смотрели новости про войну в других местах, нам становилось жаль людей, которые там живут. Мы не предполагали, что однажды будут жалеть нас самих. Мы и представить себе не могли, что однажды война настигнет нас. Я помню, что я собирала вещи целый месяц. Когда стихали бои, я говорила себе: «Остаемся». А когда на другой день все начиналось с новой силой, я говорила: «Нужно уезжать. Мы должны уехать завтра». В конце концов мы решили эмигрировать. Мы не знали, что война в Сирии настолько затянется. Мы думали, что через 2-3 месяца все нормализуется. Мы рассчитывали вернуться. Мы не брали с собой много вещей. Никогда не забуду один момент, когда моя младшая дочь хотела положить свою игрушку в сумку. Она сказала, что хочет взять её с собой, но я убрала игрушку. Дочь чувствовала, что мы не скоро вернемся домой. Она до сих пор вспоминает об этом и спрашивает: «Мама, почему ты не взяла мою игрушку?» Когда мы покидали Сирию, мы не знали, что окажемся в лагерь беженцев. Когда мы попали сюда, чувство облегчения и счастья сменилось грустью.  Мы представить не могли, что окажемся в лагере без еды и воды, в такую жару. Я просто не могла в это поверить. Из-за таких условий мои дети и я заболели в первый же месяц нашего пребывания в лагере. Моим детям стало плохо, у них началась диарея. Они постоянно потели, но воды, чтобы их помыть,не было. Иногда нам приходилось отстаивать очереди под палящим солнцем, чтобы получить гуманитарную помощь. Здесь в Домизе температура иногда поднимается до 50 градусов. А в середине августа стоит невыносимая жара. Помню, как я стояла с сыном в очереди. Пока мы стояли, его щеки обгорели. Нам пришлось стоять в очереди целый час. В очереди были старики, некоторые из них падали в обморок. Нам приходилось поливать их водой. Мы очень устали. Единственное, что нам оставалось — это утешать друг друга. Люди были настолько раздражены, что постоянно возникали стычки. Это было тяжелое. Теперь я работаю во «Врачах без границ». Я – сотрудник по санитарному просвещению в лагере Домиз. Мы рассказываем людям об оказываемой нами бесплатной медицинской помощи, обучаем их, как поступать при различных проблемах со здоровьем и помогаем их решить. Честно говоря, я очень рада, что у меня есть эта работа. Она помогла мне избавиться от плохих воспоминаний и от боли, потому что теперь у меня нет свободного времени, чтобы думать о прошлом. Я работаю с утра до ночи. Потом иду домой, занимаюсь детьми и домашними делами. У меня нет времени думать. К тому же я зарабатываю деньги для семьи и могу оплатить семейные расходы. Я была счастлива, что у меня появилась эта работа. Нам она была очень нужна. Мы потратили все, что у нас было по пути из Сирии до Ирака. По пятницам мы куда-нибудь ходим. Мы гуляем с детьми в парках, или ходим к друзьям или родственникам в гости и проводим с ними весь день. Если нужно – занимаемся домашними дела. И, если есть время, берем детей на прогулку за пределы лагеря, чтобы поменять эту обстановку на какое-то время. Все проблемы в лагере примерно одинаковы. Например, как-то раз женщина хотела пройти без очереди, и я сказала ей вернуться и ждать своей очереди.  В ответ на что она мне сказала: «Отстань, мне не на что жить уже 8 месяцев. Мой муж сидит без работы. Я буду ждать своей очереди здесь». У людей постоянно возникают проблемы из-за цен на воду и на самые необходимые вещи. Она сказала, что у нее нет воды и электричества уже 10 дней. А это то, в чем люди нуждаются в первую очередь. Вот такие в лагере проблемы. Все, кто приезжают к нам в лагерь, с первого взгляда замечают проблемы с водой и электричеством. Перебои происходят каждый день, а это ведь это самое необходимое. О таких вещах большинство людей по всему миру даже и не задумываются. У нас с этим проблемы, случаются перебои. Как можно жить без электричества день за днем? Разве можно прожить десять дней без душа и воды? Ведь вода очень важна для жизни. И люди беспомощны. Что им остается? Выбора у них нет. Честно говоря, мы постепенно привыкли к жизни здесь. У нас нет выбора: либо привыкнуть к жизни в лагере, либо вернуться в Сирию. Но мы не можем вернуться из-за детей. Наше имущество в Дамаске разграблено. Там нет работы и продолжается война. Поэтому мы не можем вернуться. Мы должны оставаться здесь и привыкать. Мне хотелось бы нормальный дом, где мои детей смогут жить, хотелось, чтобы у них было нормальное будущее. Я хочу, чтобы четверо моих детей продолжили учебу и получили хорошее образование. Это моя мечта. Такая же мечта у моего мужа. Еще я хочу, чтобы война закончилась и мы могли вернуться в Сирию. (Март 2017).

ЧИТАТЬ ВСЕ ОТЗЫВЫ